Главная УКРАИНСКИЙ ВЕСТНИК Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПонедельник, 2017-10-23, 06:11
Меню сайта

Категории раздела
Политика [156]
Экономика [28]
Общество [12]
История и культура [9]
Новости [34]
Спорт [12]
Шоу-бизнес [7]

Главная » 2011 » Октябрь » 14 » Экономика Украины: на грани краха
12:27
Экономика Украины: на грани краха

крах УкраиныЭкономика Украины: на грани краха

Несмотря на все заверения ряда высших должностных лиц Украины и прозападных пропагандистов относительно того, что их страна является неотъемлемой частью "цивилизованного" западного мира и "просвещённой" Европы, не стоит всерьёз относиться к такого рода заявлениям. Совершенно очевидно, что украинская экономика на протяжении всего 20-го века являлась ключевым элементом и одним из столпов всей экономической системы СССР. По сути, Украина теснейшим образом связана с Россией общими экономическими, научно-техническими, этно-культурными, мировоззренческими и демографическими связями.

Нужно прекрасно отдавать себе отчёт в том, что на протяжении столетий экономики России и Украины составляли единый народно-хозяйственный и финансово-экономический комплекс, обладавший колоссальным синергетическим эффектом от использования природных ресурсов и человеческого потенциала обеих стран.

Однако после распада СССР в 1991г. произошёл одновременный распад единого экономического пространства, повлекший разрыв научно-технических и воспроизводственных цепочек в обеих странах. Закономерным итогом разрушения единого народно-хозяйственного комплекса стало падение ВВП в обеих странах приблизительно на 45%, спад промышленного производства на 60%, обвал инвестиций в основной капитал на 80%, двукратный скачок смертности и пятикратный рост бедности.

Одной из основных проблем Украины является то, что её экономика не является самодостаточной и не обладает достаточным внутренним платёжеспособным спросом, который бы мог обеспечить окупаемость базовых отраслей экономики и высокотехнологичных производств. Внутренний рынок Украины по-прежнему остаётся весьма слабо развитым и характеризуется низкой покупательной способностью, не позволяющей обеспечить расширенное воспроизводство целого ряда отраслей. Если сельское хозяйство, производство продуктов питания и одежды, а также гостиничный бизнес и туризм ещё могут существовать при таком спросе, то развитие инвестиционного машиностроения, станкостроения, точного приборостроения, автомобилестроения, а также авиакосмического комплекса требует выхода на новые рынки сбыта.

При этом нужно понимать, что Европейский рынок для украинских товаропроизводителей закрыт. Крупные западноевропейские корпорации и ТНК ни за что на свете не согласятся допустить украинский бизнес и его продукцию на свой внутренний рынок, выстраиванием и структурированием которого они занимались на протяжении последних 50-ти лет. Тем более актуальным этот вопрос становится в условиях усиливающегося охлаждения мировой экономики и углубляющегося долгового кризиса в Европе, сулящего сползанием мировой экономики во вторую волну кризиса.

На фоне продолжающегося экономического кризиса в ЕС, сопровождающегося снижением уровня жизни населения и падением потребительских расходов, перед крупным западноевропейским бизнесом стоит задача сохранения своего рыночного положения. И проникновение новых конкурентов, в том числе из Украины, даже теоретически способных отобрать их рынки сбыта и снизить прибыли, а, соответственно, и налоговые платежи в бюджет, совершенно не нужны ни самим ТНК, ни политическому руководству Украины.

В лучшем случае, Украину готовы видеть в ЕС в качестве очередного бесправного члена-молчуна, готового в спешном порядке провести либерализацию экономических отношений, снять ограничения на трансграничное движение капитала и в одностороннем порядке открыть свои внутренние рынки сбыта. Совершенно очевидно, что украинским компаниям, работающим на изношенном оборудовании конца 1980-х гг. и использующих устаревшие производственные и управленческие технологии, будет нечего противопоставить глобальным ТНК.

При благоприятном развитии событий, Украину ждёт участь Польши, Словении, Прибалтики и Болгарии, превратившихся в сборочные цехи крупнейших западноевропейских промышленных корпораций и в значительной степени утративших собственную технологическую базу. В худшем, и наиболее вероятном случае, Украина рискует последовать путём Словении, Словакии, Македонии, Черногории и Прибалтики, которые не выдержали конкуренцию с глобальными монополиями и испытали на себе масштабную деиндустриализацию экономики и архаизацию производственных отношений.

Одновременно с этим был осуществлён переход банковской системы большинства стран ЦВЕ под контроль глобального финансового капитала, в результате чего доля нерезидентов в банковской системе таких стран как Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения и многих других выросла до 75-95%. Как показал кризис 2008-2009гг., если договориться с национальным капиталом и банками, пускай крупными и влиятельными, ещё можно, то вот с представителями транснационального капитала это сделать практически невозможно.

И при принятии тех или иных коммерческих решений они будут руководствоваться в первую очередь интересами стран-метрополий, в которых они имеют основной центр экономической деятельности. И уже в самую последнюю очередь глобальные сети при принятии решений будут учитывать социально-экономические приоритеты других стран. В таком случае эффективность антикризисной экономической и промышленной политики, а также антимонопольного регулирования и валютного контроля снижается на порядок.

По сути, все страны Восточной и Южной Европы за прошедшие 20 лет превратились в рынки сбыта для крупных западноевропейских ТНК, которые помимо скупки наиболее прибыльных компаний и установления контроля над ключевыми отраслями экономики проводили последовательное банкротство потенциальных конкурентов. Наиболее наглядно об этом свидетельствует кардинальное изменение капитальных потоков: если ещё в конце 1980-х гг. большинство стран ЦВЕ имели положительное сальдо счёта ткущих операций и внешней торговли, то уже в 2000-х они столкнулись с хроническим дефицитом.

Модель европейской интеграции, реализуемая с первой половины 50-х гг. 20-го века, постепенно переродилась из идеи создания единого экономического пространства на территории стран с более-менее сопоставимым уровнем социально-экономического развития и научно-техническим потенциалом в свою полную противоположность.

Приблизительно с середины 70-х гг. расширение Европейского Союза в центральную, южную и восточную Европу стало всё отчётливей приобретать колониальный характер и реализовывалось в интересах крупных западно-европейских ТНК и глобального финансового капитала.

В условиях насаждаемой либерализации внешнеэкономических отношений и снятия ограничений на трансграничное движение капитала, товаров, услуг и информации глобальные западные монополии получили возможность практически без всяких преград приобрести наиболее рентабельные предприятия и установить контроль над ключевыми отраслями стран ЦВЕ. Параллельно с этим шёл процесс целенаправленного банкротства не только отдельных предприятий, но и целых секторов экономики, конкурировавших с западноевропейскими ТНК и представлявших угрозу для их монопольного положения и прибылей.

Совершенно очевидно, что сам процесс Европейской интеграции во многом носил колониальный характер, сопровождавшийся скупкой местных товаропроизводителей и банков крупнейшими европейскими ТНК и финансовыми институтами. Ставя своей основной целью расширение масштабов бизнеса и экспансию на новые рынки сбыта, транснациональный промышленный и финансовый капитал последовательно скупал наиболее рентабельные предприятия и целенаправленно банкротил своих действующих и потенциальных конкурентов. Закономерным результатом неконтролируемого снятия всяческих ограничений на движение иностранного капитала стала масштабная деиндустриализация экономик стран ЦВЕ и деградация их производственного комплекса, переставшего играть самостоятельную роль и превратившегося в придаток по сборке наименее наукоёмких компонентов для западно-европейских корпораций.

Собственно говоря, последовавшая за распродажей глобальным монополиям ключевых промышленных предприятий и банковской системы этих стран утрата экономического суверенитета не стала неожиданностью. Более того, прямым следствием неконтролируемого притока иностранного капитала, ориентированного на уничтожение национальных товаропроизводителей как своих потенциальных конкурентов, стало стремительное падение конкурентоспособности продукции и услуг центрально- и восточноевропейских стран.

Нужно понимать, что по уровню научно-технического развития и используемым производственным технологиям Украина вполне сопоставима с Россией. В обеих странах наблюдается ужаснейшая степень износа основных фондов, достигающая в обрабатывающих производствах 65-70%, в энергетике 75-80%, а в транспортной инфраструктуре и ЖКХ и того более 80%. При таком уровне износа основных фондов и непрерывно нарастающем научно-техническом отставании от стран Западной Европы Украина в принципе не имеет практически никаких шансов выдержать конкуренцию с глобальными ТНК.

Именно в силу высокой степени износа основных фондов и моральной устарелости технологий и оборудования экономика Украины в принципе не в силах "переварить" навязываемые ей Россией цены на углеводороды. Большинство предприятий Украины, особенно в сфере обрабатывающей промышленности, машиностроения, станкостроения, приборостроения и ЖКХ работают на устаревшей технологической основе, полученной в наследство от СССР. И если в середине 80-х гг. прошлого века эта техническая отсталость была пусть и неприятной, но всё же не критичной, то в 21-м веке это уже непозволительная "роскошь".

Хотелось бы верить, что попытки руководства Газпрома и правительства РФ поднять цены на газ в Украину до 300 долл. за тыс. кубометров подкреплены стремлением подтолкнуть братскую республику вступить в Таможенный Союза с перспективой построения единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном.

Однако, как всегда, возникают серьёзные опасения что кто-то в руководстве газового монополиста перепутал национальные интересы с собственным карманом и просто-напросто хочет заработать дополнительные пару миллиардов долларов.

Безусловно, экономика Украина не имеет практически никаких перспектив развития без экономической, финансовой, производственной, научно-технической и военно-политической реинтеграции с Россией и странами-членами Таможенного Союза. В этой связи Украина могла бы извлечь колоссальную выгоду от более тесного экономического сотрудничества с Россией, которая обладает в разы более ёмким и в значительной степени ненасыщенным рынком сбыта. Украинские товаропроизводители могли бы получить доступ на российский рынок товаров и услуг. При том что продукция украинских компаний в большинстве случаев при сопоставимой цене традиционно обладает более высоким качеством, чем продукция Китая и ряда "среднеазиатских" братских республик, это могло бы дать Украине целый ряд преимуществ.

Общая ситуация на Украине

В настоящий момент Украина является типичной страной с переходной экономикой, которая сумела вырваться из нищеты 90-х гг., однако всё ещё весьма далека от уровня жизни не только Западной Европы, но даже СССР конца 1980-х гг. По состоянию на конец 2010г. по величине ВВП Украина занимала 40-е место в мире с показателем в $310 млрд. Насколько можно судить, столь высокий показатель обусловлен искусственным занижением курса национальной валюты, позволяющему извлекать сверхприбыли экспортно-ориентированным компаниям и ограждать внутренних товаропроизводителей от конкуренции с иностранными компаниями.

Однако намного хуже обстоит ситуация с уровнем жизни. По размеру ВВП на душу населения Украина занимает 133-е место с показателем в $6,7 тыс. Это где-то между "алмазной" Намибией с $6,9 тыс., "наркопритоном" Европы Косово с $6,6 тыс. и тихоокеанским островным государством Кирибати с $6,2 тыс. При этом даже в таких экономических "столицах" мира как Мальдивы ($6,9 тыс.), Албания ($8 тыс.) и острова Кука ($9,1 тыс.) средний уровень жизни граждан выше.

При этом даже на фоне весьма невысокого уровня жизни далеко не все граждане Украины имеют возможность получить даже этот минимум. На протяжении последних 20-ти лет в стране наблюдается крайне высокий уровень социально-экономического расслоения и дифференциации доходов. По итогам 2010г. доходы 10% самых обеспеченных граждан более чем в 28 раз превышали доходы 10% самых малообеспеченных и социально незащищённых.

Одновременно с этим на запредельно высоком уровне находится уровень бедности: согласно только официальной статистике в 2009г. число граждан, находящихся за чертой бедности превышало отметку в 35%, а в 2010г. не опускалось ниже 25%. При этом уровень безработицы, в разгар кризиса 2008-2009гг. превышавший 16% экономически активного населения, в 1-м кв. 2011г. опустился до 8,5%.

Однако, несмотря на крайне тяжёлую ситуацию на валютном рынке и ухудшающееся положение во внешней торговле, руководству Украины удаётся удерживать ситуацию под контролем. В условиях нарастающей нестабильности на финансовых рынках и усиливающегося охлаждения мировой экономики, правительству удаётся поддерживать весьма высокие темпы роста экономики.

По итогам января-августа 2011г. промышленное производство в Украине выросло на 8,9% к аналогичному периоду 2010г., выпуск продукции в сельском хозяйстве увеличился на 10,5%, в строительном секторе на 13%, грузооборот транспорта прирос на 8,2%. Безусловно, отчасти этот рост обусловлен эффектом низкой, связанной с отголоском кризиса 2009г., в результате которого сельское хозяйство упало на 4,1% в январе-августе 2010г., а строительный сектор сжался на 13,9%.

Однако уже в 2010г. экономическим властям, сменившим либеральную команду Ющенко, удалось обеспечить рост промышленности на 11,2%, грузооборота коммерческого транспорта на 10% и обеспечить пускай и неустойчивое, но всё же оживление экономики.

Также с чисто формальной точки зрения стоит отметить весьма неплохую ситуацию с уровнем жизни граждан Украины. По итогам первых 8-ми месяцев текущего года реальная заработная плата увеличилась более чем на 7,7% после роста на 9,6% годом ранее. Безусловно, это снижение темпов роста оплаты труда не вселяет оптимизма, однако на фоне сжатия роста заработных плат в России с 5% до 2,3% за аналогичный период это выглядит более чем удовлетворительным результатом. И это при том, что в отличие от России Украина является нетто-импортёром нефти, газа и прочего сырья, рост цен на которые по логике должен сдерживать экономический рост в братской республике.

Однако надо отметить, что существенным недостатком украинской экономики наряду с ограниченностью внутреннего рынка является её достаточно сильная однобокость.

Наиболее отчётливо об этом свидетельствует тот факт, что более 46,4% совокупных прибылей концентрируется в сфере добывающих производств и, прежде всего, добыче промышленных металлов и угольной промышленности. Ещё 12,2% приходится на производство продовольственных товаров, а 10% на долю естественных монополий в сфере ЖКХ.

При этом на голодном пайке находятся практически все перерабатывающие производства: на долю производства машин и оборудования приходится мене 3,2%, на выпуск электронного и оптического оборудования – 2,9%, на целлюлозно-бумажную отрасль – 1,96%, а на лёгкую промышленность и того менее 0,4%.

Надо отметить тот факт, что Украина последовала крайне неудачному примеру России и вместо организации глубокой переработки сырья и материалов и создания продукции с высокой добавленной стоимостью занимается самой элементарной распродажей природных ресурсов. Наиболее чётко это видно по тому простому факту, что на долю добычи природных ресурсов не топливно-энергетического сектора (т.е. промышленные металлы и уголь) приходится более 46,4% совокупных прибылей, тогда как на продукцию металлургии и нефтехимического комплекса приходится менее 2,8% и 3,8% прибылей.

При этом средняя норма рентабельности в добывающих отраслях превышает отметку в 43,4%, тогда как в среднем по обрабатывающим отраслям она не превышает 3,1%: в лёгкой промышленности менее 3%, в машиностроении порядка 6,9%, в нефтехимическом производстве менее 3,6%.

Насколько можно судить, если Россия плотно сидит на нефтяной игле и умудряется балансировать на грани кризиса только благодаря крайне благоприятной конъюнктуре на рынке энергоносителей, то Украина села на стальную иглу с угольной присадкой и не делает практически ничего, чтобы исправить эту ситуацию. Деградация структуры экономики и архаизация производственных отношений идут полным ходом и лишь крайне высокие цены на промышленные металлы позволяют Украине не свалиться в экономическую рецессию.

Однако, как со всей очевидностью показал кризис 2008-2009гг., экономическая модель, построенная по принципу извлечения природной ренты и эксплуатации природного потенциала страны обречена на провал. И те страны, которые хуже всего это понимают и не проводят активную политику по развитию научно-технического потенциала, стимулированию НИОКР и созданию высокотехнологичных производств обречены на поражение в глобальной конкуренции.

Финансовый кризис

Прежде всего, в глаза бросается ускоренный рост внешнего долга Украины, который только за период с января 2010г. по июль 2011г. вырос более чем на 19,3% и составил более 123,3 млрд. долл. При этом наибольшие опасения вызывает скачок государственных заимствований на 52,8% - с 17,8 млрд. долл. до 27,2 млрд. долл. за рассматриваемый период. Единственное, что обнадёживает и даёт некоторый запас прочности, так это то, что более 92,5% внешних долговых обязательств приходится на долгосрочные кредиты и займы.

Гораздо большую степень адекватности демонстрируют коммерческие банки, освоивших горький опыт неплатежей в конце 2008г. и помнящих, к чему могут привести избыточные заимствования в иностранной валюте. По итогам последних полутора лет совокупная внешняя долговая нагрузка на банковскую систему сократилась на 11% и опустилась с 30,8 млрд. долл. до 27,4 млрд. долл. При этом акцент делается на постепенное погашение среднесрочных и долгосрочных займов, удельный вес которых сократился за аналогичный период с 84,6% до 82,7%.

Однако в глаза бросается крайне не продуманная и опасная ситуация, в которую сумели завести промышленность и реальный сектор экономики украинские экономические власти. Судя по всему, они в очередной раз слепо копировали опыт российских либеральных экономистов, неустанно пропагандирующих интеграцию в мировую экономику, под которой в большинстве случаев понимается накидывание удавки внешних займов на корпоративный сектор.

Вместо того, чтобы заниматься внедрением полноценной системы рефинансирования коммерческих банков, стимулировать развитие отечественного банковского бизнеса, повышать его ликвидность и конкурентоспособность украинское руководство предпочло просто-напросто самоустраниться. Закономерным итогом низкой монетизации экономики, отсутствием развитых источников внутреннего рефинансирования банков и промышленности, а также беспредела монополий (в т.ч. банковских) стал масштабных исход украинских компаний на внешние рынки капитала.

В результате совокупный внешний долг корпоративного сектора Украины за последние полгода вырос на целых 25% - с 43,4 млрд. долл. до 54,3 млрд. долл. Мало того, вполне объяснимое желание крупного бизнеса минимизировать процентные платежи по займам привело к увеличению удельного веса краткосрочных кредитов и займов с 33% до 40,3%. А с учётом крайне высокой зависимости экономики от цен на сырьё и сильной перекошенности структуры промышленности это является не просто недопустимой расточительностью. Это является вполне себе серьёзным фактором риска, который может дать знать о себе уже в ближайшие полгода-год и поставить на грань выживания подавляющую часть отраслей экономики Украины.

При этом нельзя не упомянуть тот факт, что в структуре краткосрочных кредитов более 54,2% ($15,5 млрд.) приходится на торговые кредиты, предоставленные под финансирование внешнеторговых операций. Главным образом речь идёт об импорте машин и оборудования для производственных компаний и закупках продовольственных товаров и бытовой техники розничными сетями и оптовыми торговцами.

В структуре долгосрочных кредитов по прежнему превалируют кредиты от иностранных и зачастую связанных с заёмщиком компаний. На долю такого рода кредитов приходится более 73,9% всех долгосрочных кредитов и займов. Вполне возможно, что такого рода ситуация объясняется использованием полулегальных схем по выводу капитала из Украины, который достигается посредством искусственного увеличения долгового бремени на бизнес и раздувание процентных платежей, позволяющих минимзировать налогооблагаемую базу.

Закономерным результатом столь масштабного втягивания Украины в долговую петлю стал резки рост расходов на обслуживание иностранных кредитов и займов. Если ещё в 1-м полугодии 2010г. отрицательное сальдо баланса факторных доходов (отражающего платежи по процентам, дивидендам, ренте и прочим доходам) не превышало $974 млн., то за аналогичный период времени текущего года платежи иностранцам превысили $1,5 млрд.

Столь масштабное втягивание Украины в систему неэквивалентного обмена происходит в строгом соответствии с общемировой теорией и практикой: с одной стороны, через стимулирование экспорта дешёвого минерального сырья и закупки более дорогой готовой продукции. А с другой, через искусственное втягивание экономики в петлю внешних долговых заимствований, приводящему к масштабному перетоку национального дохода и национального богатства (в форме залогового имущества) в пользу иностранного финансового капитала. Похожая до боли ситуация складывается и в России, которая наряду с Украиной обменивает невосполнимую природную ренту на интеллектуальную ренту в цене готовой продукции, которую вполне можно было бы производить самим.

Таким образом, Украина оказалась втянута в ловушку неэквивалентного внешнеэкономического обмена, приводящего к масштабному перераспределению национального дохода и богатства в пользу международного финансового капитала и утрате значительной части национального экономического суверенитета. Нужно отдавать себе отчёт в том, что иностранные кредиторы, являются не просто финансовыми посредниками и свято служат идеалам свободного рынка. Иностранные кредиторы, увеличивая долговое бремя своих заёмщиков, помимо процентных платежей и залогового имущества также получают существенный доступ к принятию как оперативных, так и стратегических решений в кредитуемых ими компаниях. Это позволяет им установить контроль над коммерческой и производственной деятельностью фирмы и далеко не факт, что их видение перспектив и приоритетов развития национальной экономики совпадёт с видением и приоритетами национальных властей. И это огромный фактор риска утраты контроля над экономической политикой страны со стороны действующих властей.

Однако наибольшие опасения вызывает тот факт, что на протяжении последних полутора лет в Украине происходит беспрецедентное по масштабам усиление оттока капитала. Прежде всего, это становится видно по более чем 6-ти кратному росту дефицита счёта текущих операций с $474 млн. в 1-м полугодии 2010г. до $2,9 млрд. в январе-июне 2011г. Если суммарная величина отрицательного сальдо от текущей внешнеэкономической деятельности по итогам всего 2010г. составила $2,5 млрд., то только за первые шесть месяцев текущего года Украина сумела обеспечить себе ещё больший дефицит в $2,9 млрд.

При этом надо понимать, что наибольший вклад в столь стремительный рост оттока иностранной валюты внёс резкий рост дефицита внешней торговли товарами с $1,9 млрд. в 1-м полугодии 2010г. до целых $5,2 млрд. по итогам первых шести месяцев текущего года. В глаза бросается резкий скачок объёмов импорта товаров с $25,2 млрд. до $38,5 млрд. за рассматриваемый период, обусловленный более чем на 90% резким повышением отпускных цен на газ для Украины со стороны Газпрома до $300 за тыс. кубометров.

Столь существенного роста цен на газ и прочие энергоносители, являющихся основной статьёй импорта и сырьевой базой для функционирования промышленности, экономика Украина выдержать просто не смогла. Принимая во внимание структуру экономики Украины, а также крайне высокую степень износа мощностей и моральной устарелости технологической базы, это не могло не сказаться на впадении страны в экономический и валютный кризис.

Нельзя не отметить стремительный рост иностранного спекулятивного капитала к краткосрочным вложениям в финансовые активы Украины. Только по итогам первого полугодия текущего года чистый приток портфельных инвестиций составил $262 млн., тогда как в январе-июне 2010г. наблюдался отток в размере $38 млн., а по итогам всего 2010г. чистый приток едва превысил $294 млн.

В настоящий момент объём ЗВР Украины превышает отметку в $34,6 млрд., что на фоне российских $526 млрд. выглядит весьма и весьма скромно. Однако необходимо понимать, что абсолютная величина является крайне мало информативной, т.к. не учитывает масштабы экономики и объём внешнеэкономической деятельности. По относительным показателям достаточности резервов Украина входит в 20-ку самых высоконадёжных стран с показателем покрытия потребности импорта на уровне 6-ти месяцев. При этом Украина уверенно опережает такие экономически развитые страны как Норвегия и Южная Африка (по 5 месяцев), Италия, Франция и Швеция (по 3 месяца), а также Германия и Великобритания (по 2 месяца). Так что с формальной точки зрения всё неплохо.

Однако при сопоставлении валютных резервов с величиной долговой нагрузки, ситуация меняется на диаметрально противоположную. При совокупном государственном долге в $27,2 млрд. резервы Нацбанка и Минфина Украины покрывают обязательства более чем на 127,2%, что является крайне неплохим показателем. Однако если принимать в расчёт совокупную долговую нагрузку на все сектора экономики, превысившую отметку в $123,3 млрд., то коэффициент покрытия снижается до менее существенных 28%. Безусловно, это ниже, чем у России, у которой оба коэффицента устойчиво превышают 1500% и 98%. Однако в отличие от России Украина является нетто-импортёром энергоносителей и обладает значительно меньшим природно-сырьевым потенциалом.

Другими словами, Украина обладает весьма существенными золотовалютными резервами, которых вполне может хватить на полное погашение государственного долга, а также на годовое обслуживание суммарного долгового бремени всех субъектов экономики. Настораживает лишь то, что в условиях перманентно возрастающего объёма импорта, обусловленного, прежде всего, повышением цен на российский газ, Украина может уже в самое ближайшее время столкнуться с нехваткой денежных средств для обслуживания внешнеторговых операций. А затем могут наступить трудности с обслуживанием государственного долга и масштабная продажа гривны населением, что чисто теоретически вполне может привести к повторению ситуации в Белоруссии весной 2011г.

Интересы российских компаний

Безусловно, с точки зрения коммерческих интересов крупного российского бизнеса, прежде всего, сырьевых компаний и приближенных к власти естественных монополий, банкротство Украины не несёт практически никаких рисков, но при этом открывает огромные возможности. Нужно прекрасно понимать, что интересы крупнейших российских корпораций, в том числе находящихся под формальным контролем государства, в большинстве случаев расходятся с тем, что называется государственными интересами.

В случае существенного ухудшения экономической ситуации в Украине и объявления дефолта со стороны братской республики, российские естественные о псевдо-естественные монополии получат возможность по крайне низким ценам приобрести наиболее высоко рентабельные и привлекательные компании. При условии весьма существенного падения курса гривны, который и так находится под колоссальным давлением на протяжении последнего времени, стоимость крупных украинских компаний существенно снизится в переводе на иностранную валюту. В такой ситуации крайне сложно себе представить, чтобы российские нефтяники, газовики, металлурги, а также производители удобрений и телекоммуникационный бизнес не устремились скупить по дешёвке высокорентабельные активы в соседней Украине.

При этом совершенно ясно, что основной упор российский крупный капитал будет делать на приобретение долей в компаниях, имеющих способность извлекать сверхприбыль от эксплуатация монополистической, природной и административной ренты. В этой связи наибольший интерес для российских компаний будут представлять нефтегазовая отрасль в целом и газотранспортная инфраструктура в частности, добыча угля и промышленных металлов, производство удобрений, а также телекоммуникационный бизнес.

Складывается такое впечатление, что Газпром решил повторить на Украине сценарий, ранее успешно опробованный им на примере другого дружественного государства – Белоруссии. Напомним, что в случае с Белоруссией Газпрому удалось практически силой добиться установления контроля над Белтрансгазом, являющимся стратегически важным объектом газотранспортной и всей экономической инфраструктуры. При этом сам валютно-финансовый кризис, по сути, был спровоцирован поднятием экспортных цен на российский газ со стороны Газпрома и руководства России. В результате этого Белоруссия вполне закономерно столкнулась с резким ростом импорта и масштабным оттоком иностранной валюты в связи с скачкообразным ростом дефицита внешнеторгового баланса.

Другими словами, складывается впечатление, что решение задач по максимизации сверх прибылей Газпрома и прочих около государственных монополий решается путём целенаправленного подрыва внешнеэкономических отношений с ключевыми странами-партнёрами, к тому же входящими в зону Таможенного Союза и ЕврАзЭс.

Скорее всего, превалирование коммерческих интересов над государственными может привести к тому, что следующей жертвой произвола российских монополий станет Украина, которая также как и Белоруссия, и также как и Россия не в силах позволить себе в силу устаревших технологий закупать газ по $300-350 за тыс. куб. метров.

Надо сказать, что весьма существенный интерес в регионе имеют российские телекоммуникационные компании, которые уже владеют пакетами акций в украинских операторах сотовой и фиксированной связи. В это связи МТС и Билайн вполне могут воспользоваться моментом девальвации для вхождения в капитал немногочисленных конкурентов с целью наращивания своей рыночной доли и ещё большей централизации капитала. При этом может появиться редкая возможность скупить практически за даром не только активы в телекоммуникационном секторе, но также и в сегменте розничной торговли и ритейла.

При этом речь может идти всё о тех же телекоммуникационных компаниях, которые в последнее время проводят крайне активную политику по скупке точек розничной торговли телефонами, фотоаппаратами и прочей электроникой. В таком случае кризис на Украине в среднесрочном плане может открыть двери для крупных российских розничных и телекоммуникационных компаний.

Однако не стоит забывать, что помимо российских компаний попасть на украинский рынок стремятся западные корпорации и ТНК. И далеко не факт, что в условиях набирающего силу кризиса в США и Европе они не окажут упорного и сильного сопротивления представителям российских корпораций, пускай даже и обладающих административным ресурсом и политической поддержкой первых лиц российского государства. Особенно сильный интерес у транснационального промышленного и финансового капитала могут вызвать банковский сектор, нефтегазовый и химико-металлургический сектор, а также розничная торговля и агропромышленный комплекс.

Автор - Жуковский Владислав, старший аналитик ИК «Риком-Траст»

источник: www.warandpeace.ru

Просмотров: 2986 | Добавил: Rebel | Теги: экономика, СНГ | Рейтинг:3.5/2
Глобус статистики

Поиск

Социальные сети

Читать newsukrtimes в Твиттере


Друзья, теперь вы можете читать и комментировать мои записи и на Я.ру — news-ukraine!


Статистика


Copyright MyCorp © 2017