Главная УКРАИНСКИЙ ВЕСТНИК Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 2017-08-23, 06:31
Меню сайта

Категории раздела
Политика [156]
Экономика [28]
Общество [12]
История и культура [9]
Новости [34]
Спорт [12]
Шоу-бизнес [7]

Главная » 2011 » Июнь » 23 » Крестовый поход Запада против России
11:25
Крестовый поход Запада против России

Игорь ЧеркащенкоКрестовый поход Запада против России

22 июня – одна из самых скорбных дат в русской истории. Если не самая скорбная. Ровно 70 лет назад в этот день нацистская Германия, покорившая к тому моменту почти всю Европу, мощью своих и союзных ей войск обрушилась на Советский Союз. Подобного по чудовищной силе удара доселе не принимала на себя ни одна страна, ни один народ в истории человечества. Ведь СССР воевал не против нацистской Германии – он, по сути, воевал и против Объединенной Европы (не путать с современным ЕС), и против восточных союзников Рейха, и против двуличных, ненавидевших большевизм «союзников» самого СССР вроде США. Вновь, как и в 1812 году, в Россию вторглась огромная разноплеменная беспощадная орда. Вторглась для того, чтобы уничтожить Россию. Только полчища Гитлера были гораздо многочисленнее и мощнее полчищ Наполеона, в 600-тысячной армии которого самих французов было чуть более 100 тысяч. Гитлер привел в Россию миллионы солдат со всего света. И никто и ничто, казалось, не могло устоять перед этим вторжением. Но наш народ устоял и победил, заплатив за это величайшую в истории цену. По официальной версии, Великая Отечественная война унесла жизни порядка 27 миллионов наших соотечественников, по неофициальным - потери советского народа превышали 30 и даже 40 миллионов человек. С лица земли были стерты сотни населенных пунктов, города были обращены в руины. Война затронула практически каждую советскую семью.

Комбат. За Родину! За Сталина!

Знаменитое фото «Комбат. За Родину! За Сталина!»,

сделанное в 1943 году во время Сталинградской битвы

Тем ужаснее выглядит тот факт, что в современной России спекуляции на тему Великой Отечественной войны стали нормой. И если псевдоисторики и такие же псевдополитики (особенно в этом преуспели люди так называемых «либеральных» взглядов) на волне идолопоклонства перед Западом и откровенной русофобии прежде предпочитали кликушествовать на тему « бездарности» советских военачальников и «бесчеловечности» советских руководителей, то сегодня на Западе и в нашей доморощенной либеральной среде стало модным ставить на одну доску СССР и гитлеровскую Германию, приравнивать победителей к побежденным, агрессора – к жертве. А западных союзников, разумеется, представлять истинными спасителями человечества.

Гитлер

Адольф Гитлер

Для чего это делается?

Во-первых, для того, чтобы вдолбить русским в голову мысль об их цивилизационной «неполноценности», об их «преступном» прошлом, об их «позорной» истории и необходимости сегодня быть послушными воле «цивилизованного, демократичного, честного и благородного» Запада с его «победоносным, незапятнанным» прошлым. Теми, кто убежден в собственной неполноценности и ущербности, управлять легко и просто.

Во-вторых, все попытки возложить на СССР ответственность за развязывание Второй Мировой войны преследуют цель отвлечь внимание общественности от вопроса о роли в развязывании этой войны «флагманов западной демократии», в первую очередь, - Великобритании и США. Под шумок гневных антисоветских и антисталинских филиппик борцы за историческую «правду» всеми силами стараются заретушировать причастность англичан и американцев к развязыванию Второй Мировой войны, увести эту часть истории в тень и оставить там навечно. Потому что есть что скрывать. Потому что речь идет, по сути, о «крестовом походе Запада против России», кульминацией которого стало вторжение 22 июня 1941 года.

Немецкие танки под Ржевом

Немецкие танки под Ржевом

Ведь это именно Вашингтон и Лондон в свое время вскормили, выпестовали, вымуштровали Гитлера, готовя его к нападению на СССР. После кабального для Германии Версальского договора создать крепкую экономику, промышленное производство и, в конце концов, мощную армию без помощи извне Гитлер не смог бы. И он получил от Запада колоссальную помощь - и финансовую, и экономическую, и техническую, и военную, и политическую. Запад не скупился: для уничтожения СССР все средства были хороши, а Гитлер и возглавляемый им Третий рейх представлялись Западу едва ли не идеальным антисоветским орудием. Которое потом вдруг перестало подчиняться своим хозяевам и, более того, обратилось против них самих. Но это было потом. Хотя США и Великобритания до самого последнего момента, в том числе, - в ходе войны надеялись использовать Гитлера, его соратников и последователей против Советской России. И записались в ряды непримиримых борцов с гитлеризмом лишь тогда, когда поняли, что Германии не победить в этой войне – победителем будет советский народ.

Вот эту правду о войне сегодня пытаются скрыть те, кто не заинтересован в ее обнародовании, кто пытается взять у СССР реванш на страницах учебников истории, унизить современную Россию, очернить ее прошлое и ее Победу, сделать наш народ послушным и подконтрольным Западу.

П.А. Кривоногов «Победа», картина 1948 год

П.А. Кривоногов «Победа», картина 1948 год

Однако правду не скроешь, тем более, когда факты так многочисленны и очевидны. В рамках нашего фронт-проекта мы приводим факты, собранные как отечественными, так и зарубежными историками и участниками тех событий, которые свидетельствуют о том, что Запад во Второй Мировой войне был не столько союзником нашей страны, сколько ее хитрым и последовательным врагом; мнения, версии и предположения ученых, экспертов и публицистов, посвятивших свои силы изучению этой темы.

Гитлер как локомотив американской экономики

Споры о причинах возникновения Второй мировой войны будут вестись еще не одну сотню лет. Однако если сопоставить факты, нетрудно прийти к выводу, что Европа была нужна не столько Сталину, не столько даже Гитлеру, сколько совсем другим людям, у которых мотивов для развязывания войны было хоть отбавляй.

Американцы штурмуют банк

Американцы штурмуют банк в начале Великой депрессии -1929 год.

Начать стоит с того, что все 1930-е гг. мировая экономика находилась в жесточайшей депрессии, за исключением двух стран – СССР и Германии. Только в этих странах наблюдался впечатляющий промышленный рост. О причинах роста говорить не будем, но понятно, что они вряд ли радовали промышленные круги Америки, Англии, Франции и прочих западных стран. Особенно тяжело кризис ударил по Америке, которая, казалось, еще недавно купалась в роскоши, сильно разбогатев на военных заказах Первой мировой войны и на кредитах послевоенной Европе, а теперь имела почти 15 млн безработных и отсутствие внятных перспектив. Как выбраться из кризиса, американцы не знали, но кое-какие соображения их политики и промышленники на сей счет имели. Тем более перед глазами был совсем недавний пример с превращением США из второразрядной державы в одного из мировых лидеров.

Начиная с середины 1930-х гг., в Европе все отчетливее пахло порохом, и это обстоятельство вызывало у американцев живейший интерес. Было ясно, что очередная большая (или не очень) европейская война не за горами, и что вести ее будет Германия. Следовательно, немцам понадобится много а) нефти, т. к. будущая война будет войной моторов, б) стали и прочих металлов для выпуска танков, самолетов, орудий, кораблей, снарядов и пр., в) пороха и других взрывчатых веществ и г) денег, т. к. любая война – удовольствие не из дешевых. Все это Америка могла предоставить Гитлеру, так сказать, не отходя от кассы. К тому времени американские концерны имели более 60 своих филиалов в Германии и, по самым скромным подсчетам, контролировали около 300 немецких фирм, в число которых входил т. н. «Стальной трест», где немаловажную роль играли американские компании «Юнайтед Стейтс Стил», «Бэтлхем Стил» и «Рипаблик Стил». Принадлежащая Джону Рокфеллеру «Стандарт Ойл» построила в Германии крупнейший в мире нефтеперегонный завод и передала Германии патент на производство синтетического каучука. Дюпонт поделился с немецким концерном «ИГ Фарбениндустри» технологиями по созданию новых взрывчатых веществ, «Форд» построил завод в Кельне, а «Дженерал Моторс» полностью контролировал «Опель». «Дженерал Электрик» фактически владела немецкими радиотехническими фирмами АЭГ и «Сименс». Т. е. в случае начала войны на американские концерны и их немецкие филиалы пролился бы золотой дождь из военных заказов. Ведь не стоит лишний раз упоминать о том, насколько выгодны подобные заказы, да еще в военное время. Более того, американцы как никто другой прекрасно понимали, что именно война в Европе могла бы в прямом смысле вытащить за шкирку американскую экономику из трясины Великой депрессии.

Совет директоров Farben IG принимает Гитлера

Совет директоров Farben IG принимает Гитлера

Не стоит забывать и о финансовой стороне войны. Ведь любая война пожирает деньги в огромных количествах, и не секрет, что своим благосостоянием Америка в первую очередь обязана двум мировым войнам, превратившим США в крупнейшего кредитора в мире. Так что и для Гитлера у Америки нашлись бы деньги. Много денег.

Исходя из всего вышесказанного, стоит ли сомневаться в том, кому позарез была нужна война в Европе? У кого был тот самый МОТИВ для совершения преступления? В середине 1930-х гг. Америка влачит жалкое существование и не знает, что делать с многомиллионной армией безработных, а спустя всего 10 лет 70% всего мирового золотого запаса оказалось в США. Неужели в Америке не нашлось таких людей, которые не понимали бы, насколько «выручит» экономику США «случайно» начавшаяся война в Европе? Конечно, такие люди были. И можно не сомневаться, что они приложили массу усилий для ее начала. Еще до своего прихода к власти Гитлер постоянно общался с разного рода заокеанскими деятелями, и надо думать, что обсуждал он с ними вполне конкретные вопросы. Да и почему бы американцам эти вопросы с Гитлером не обсуждать? Самой Америке фюрер угрожать не мог, поэтому их совершенно не заботило, с кем Гитлер сцепится за передел Европы. Возможно, Адольф Алоизыч не вызывал у американцев особых симпатий, но в бизнесе на первом месте стоят не симпатии, а прибыль. Причем получать ее желательно от обеих враждующих сторон. Именно об этом, прямо и без обиняков, в июне 1941 года сказал будущий президент США, а тогда еще сенатор Гарри Трумэн: «Если будут побеждать немцы – стоит помогать русским. Если верх будут брать русские – надо помогать немцам. И пусть они убивают друг друга как можно больше». Скажи такое Сталин, Хрущев или Брежнев – и СССР тут же заклеймили бы как «империю зла», во главе которой стоят форменные людоеды. Но Трумэну озвучивать свою действительно людоедскую позицию можно. И никто не посмеет сказать, что она – «неправильная». Потому что Америка – светоч демократии. Как и сам Трумэн. И ничего, что он произносил такие фразы и бросал атомные бомбы на головы японцев. Все это делалось исключительно на благо прогрессивного человечества и во имя общечеловеческих ценностей...

Гарри Трумэн

Гарри Трумэн убедил Гитлера в том, что поднимать немецкую экономику лучше сообща

Что касается Гитлера, то как только 1 сентября 1939 года, как принято считать, началась Вторая мировая война, американская экономика стала чудесным образом выздоравливать. Миллионы людей встали к станкам и начали «обслуживать» сначала европейскую войну, а потом и самой Америке пришлось принять в ней участие. Из этой войны, начав ее экономически подорванной страной, США вышли в статусе сверхдержавы, с забитыми европейским золотом подвалами своих банков, да еще и получили право печатать ведущую мировую валюту. И все это благодаря Адольфу Гитлеру, который, по странному стечению обстоятельств, так «вовремя» развязал мировую бойню. А иначе неизвестно, сколько еще лет Америка пребывала бы в депрессивном состоянии.

Что касается Гитлера, то как только 1 сентября 1939 года, как принято считать, началась Вторая мировая война, американская экономика стала чудесным образом выздоравливать. Миллионы людей встали к станкам и начали «обслуживать» сначала европейскую войну, а потом и самой Америке пришлось принять в ней участие. Из этой войны, начав ее экономически подорванной страной, США вышли в статусе сверхдержавы, с забитыми европейским золотом подвалами своих банков, да еще и получили право печатать ведущую мировую валюту. И все это благодаря Адольфу Гитлеру, который, по странному стечению обстоятельств, так «вовремя» развязал мировую бойню. А иначе неизвестно, сколько еще лет Америка пребывала бы в депрессивном состоянии.

Англия и Франция собирались бомбить СССР

Только удар Гитлера весной 1940 года сорвал антисоветские планы Лондона и Парижа

Советское руководство и лично товарища Сталина некоторые современные историки упрекают в том, что вождь-де в свое время не оценил благие намерения «миролюбивого демократического» Запада, а вместо этого «поспешил в объятия» к Гитлеру, т. е. пошел на подписание советско-германского Договора о ненападении 1939 года. Однако Сталин был прагматиком до мозга костей. Большая политика – это не игра в «Верю – не верю» по наитию, а трезвый расчет, где каждое последующее действие вытекает из предыдущего. По этой логике, ответ на вопрос «С кем надо было дружить СССР?» далеко так не очевиден, как кажется господам десталинизаторам. Предполагаемые завтрашние союзники на словах на деле являлись не только вчерашними спонсорами Гитлера, взрастившими его с целью натравить на СССР , отдавшие ему на съедение Австрию и Чехословакию, развязавшие ему руки Мюнхенским сговором. Истинные намерения западных «демократий» в отношении СССР предельно ясно обнажила и начавшаяся через несколько месяцев после подписания советско-германского Договора советско-финская война 1939-1940 гг., которая, по сути, была неудавшейся попыткой Запада организовать очередной «крестовый поход» против России.

Ялтинская конференция

Ялтинская конференция. Сидят слева направо Черчилль, Рузвельт, Сталин

Лозунг «Запад нам поможет» для Хельсинки в то время казался вполне актуальным. С самого начала советско-финского конфликта Финляндия ощущала мощную поддержку других государств. Например, в ее армии воевало объединенное шведско-норвежско-датское подразделение, насчитывавшее 10 500 человек. Кроме того, спешно формировался 150-тысячный англо-французский экспедиционный корпус, а его появление на советско-финском фронте не состоялось лишь потому, что война быстро закончилась.

Зато деньги и вооружение в страну Суоми поставлялись исправно. За период войны Финляндия получила 350 самолетов, 1500 артиллерийских орудий, 6000 пулеметов, 100 000 винтовок, в основном благодаря США. Любопытный момент: ни о каком ленд-лизе тогда речь не шла вовсе, это с Советского Союза янки потом требовали возвращения долгов по поставкам в годы Великой Отечественной.

Помимо пассивной поддержки (моральной и материальной), Англия и Франция готовились к активному вмешательству в войну против СССР. И речь здесь – не о вышеупомянутом англо-французском экспедиционном корпусе, а о гораздо более серьезных вещах.

Адмирал Франсуа Дарлан

Адмирал Франсуа Дарлан -один из лидеров вишистского режима в 1940—1942

Итак, сопоставляем даты: 6 декабря 1940 года Гитлер поручил генералам Йодлю и Варлимонту (начальнику Отдела обороны Германии) разработку плана войны, получившего впоследствии известность как план «Барбаросса». А 19 января 1940 года, т. е. почти годом ранее, французское правительство по соглашению с английским кабинетом министров задумались (цитируем название документа) о «Непосредственном вторжении на Кавказ». Заместитель начальника Главного штаба ВВС Франции генерал Бержеро писал предельно откровенно: «Из района Ближнего Востока начнется наступление на Баку… Затем оно будет развиваться в северном направлении навстречу армиям, наступающим из Скандинавии и Финляндии на Москву».

Тут необходимо сделать некоторые пояснения. Во всех антисоветских проектах того времени заводилой, как правило, выступал Париж: французская риторика, как в прессе, так и на банкетах в посольствах, была агрессивнее; именно французский главком пытался примирить высший союзный военный совет с мыслью о необходимости пойти на открытый конфликт с СССР – в целях оказания помощи Финляндии. Только вот одно «но»: проводиться эти «решительные» действия должны были, по замыслу французов, в основном руками англичан. Периферийная стратегия требует прежде всего сил флота и авиации, а французы не располагали в достатке ни тем, ни другим. Англичане располагали, однако они традиционно вели хитрую и осторожную игру. Прямой конфликт с СССР потребовал бы значительных усилий по защите позиций Британии в Ираке и Иране, а там – и в Индии, и, не дай Бог, в Египте. Англичанам это было совершенно не нужно. Одним словом, французы имели желание напасть на СССР, но не имели возможности, а англичане имели возможность, но не горели особым желанием.

Если Франция уже прорабатывала план конкретных действий против СССР, и 22 февраля штаб ВВС уже выдал примерный расчет сил и средств, необходимых для разрушения советского нефтепрома на Кавказе, то в Британии все еще шло обсуждение возможных последствий. На Западе не любят акцентировать на этом внимание. Такой крупный историк Второй мировой войны, как Б. Лиддел Гарт, стыдливо признавался, что был просто «конгломерат фантазии, напрасных мечтаний союзных лидеров, которые пребывали в мире иллюзий до тех пор, пока их не привело в чувство наступление Гитлера». Здесь, конечно, присутствует доля правды: наступление Гитлера на Францию действительно «привело в чувство» союзников. Что же касается формулировки «конгломерат фантазии», то в этом моменте с корифеем науки можно крепко поспорить.

Генерал Максим Вейган

Генерал Максим Вейган

Подготовка вторжения на советский Кавказ велась полным ходом вплоть до самого мая 1940 года, рокового для англо-французских союзнических отношений. Еще раз напомним: 19 января 1940 года правительство Даладье по согласованию с британцами предложило генералу Морису Гамелену и адмиралу Франсуа Дарлану (впоследствии – одному из лидеров вишистов) разработать план «непосредственного вторжения на Кавказ». В войну против СССР предполагалось вовлечь также Турцию, Румынию и Югославию. Роль главной ударной силы, которая должна была «сломать хребет СССР», отводилась мощному французскому корпусу в Сирии и Ливане под командованием генерала Максима Вейгана (верховный главнокомандующий французской армией в мае 1940 г. после отставки Гамелена, а затем – соратник Петена по вишистской армии), который координировал подготовку операции с командующим английскими войсками на Среднем Востоке генералом А.Уэйвеллом и командующим ВМС Британии в Восточном Средиземноморье адмиралом Э.Каннингхэмом.

Алеппо / Халеб

Алеппо / Халеб - крупнейший город Сирии

После обсуждения многочисленных вариантов весной 1940 года были разработаны два сходных по характеру плана – английский «MA-6» и французский «RIP». Союзники рассчитывали, что для нанесения авиаудара по советским нефтепромыслам Кавказа будет достаточно 90-100 самолетов, из них 5 групп американского производства «Гленн Мартин» и 4 группы английских бомбардировщиков «Блэнхейм». Планировалось разрушить Баку за 15 дней, Грозный – за 12, Батуми – за полтора дня.

20 марта 1940 года в Алеппо (ныне г. Халеб в Сирии) состоялось совещание представителей французского и английского командований на Ближнем Востоке, на котором обсуждались подготовительные шаги кавказской операции. К июню планировалось закончить строительство 20 аэродромов, а 17 апреля 1940 г. Вейган доносил Гамелену, что подготовка воздушного удара будет завершена к концу июня – началу июля.

Морис Гамелен

Главнокомандующий французской армией в начале Второй Мировой войны Морис Гамелен

Увы, 10 мая 1940 года сама Франция подверглась массированной германской атаке, а ее британские союзники поступили с ней в соответствии с криминальным принципом «Умри ты сегодня, а я – завтра». Надо заметить, что наступление немецких войск на Францию никак не должно было быть сюрпризом для Парижа. В течение всего периода «странной войны» (т. е. пассивных военных действий Великобритании и Франции в период с сентября 1939 по апрель 1940 гг.) гитлеровское командование разрабатывало и уточняло план вторжения во Францию под кодовым названием «Гельб», который неоднократно откладывался по многим причинам, однако удержать его в тайне не удалось. В частности, широко известен «мехеленский инцидент» 10 января 1940 года, когда в Бельгии близ городка Мехелена сделал вынужденную посадку германский самолет. У майора люфтваффе Райнбергера бельгийские власти изъяли документы, касающиеся плана «Гельб». Однако никакие разумные доводы и очевидные данные не могли остудить англо-французских союзников в их антисоветской истерии. Видеть очевидное оказалось выше их сил. Остудил и остановил их только удар Гитлера.

Ненависть Черчилля к «русским варварам»

Говоря о Великой Отечественной войне, как о «крестовом походе» Запада против России, нельзя не упомянуть и роль, вероятно, самого неоднозначного западного политика тех времен - британского премьера Уинстона Черчилля. Когда в 20-х годах прошлого века в Европе происходили острейшие политические события, а к власти приходили те, кто, в итоге, и развязал Вторую Мировую войну, Черчилль уже занимал довольно крупный политический пост — канцлера казначейства Великобритании (должность, примерно соответствующая должности министра финансов. - Прим. ред.).

Черчилль

Черчилль не хотел видеть советский народ в «общей семье» европейских народов

В 20-е же годы он делал программные заявления о будущем европейском устройстве, причем, Германии в этих планах отводилась полноценная партнерская роль. В частности, Черчилль призывал к тому, чтобы «Англия, Франция, Италия и Германия работали совместно над возрождением Европы и залечиванием ран, нанесенных войной (Первой Мировой войной. – Прим.ред.)». Любопытно, что эта идея чуть ли не полностью перекликалась с высказанной ранее Гитлером в «Майн Кампф» идеей о жизненной необходимости для Германии союза с Англией и Италией. Тогда же Черчилль высказал свою поддержку фашистскому режиму Муссолини, далеко выходящую за рамки дежурных комплиментов. «Если бы я был итальянцем, я был бы всем сердцем с вами от начала до конца в вашей триумфальной борьбе против...ленинизма...», - признавался он. Типичное высказывание для одного из главных сторонников и инициаторов интервенции в Россию в годы гражданской войны, призывающего «задушить большевизм в колыбели». Брезгливость людям, ставящим себе такие «высокие цели», как «удушение большевизма», не присуща, и вот уже Черчилль демонстрирует свое пристальное внимание к «восходящей звезде» европейского политического небосвода – Адольфу Гитлеру. В своей книге «Великие современники», вышедшей в 1935 году, Черчилль, к тому моменту уже давно покинувший правительство, посвящает Гитлеру особую главу, где пишет: «Хотя никакие последующие политические действия не могут заставить забыть неправильные деяния, история полна примерами, когда люди, добившиеся власти при помощи суровых, жестоких и даже устрашающих методов, тем не менее, если их жизнь рассматривается в целом, расцениваются как великие фигуры, деятельность которых обогатила историю человечества. Так может быть и с Гитлером».

В 1936 году, рассуждая о принципах внешней политики Великобритании, Черчилль заявляет: «На протяжении 400 лет внешняя политика Англии состояла в том, чтобы противостоять сильнейшей, самой агрессивной, самой влиятельной державе на континенте… Мы всегда … объединялись с менее сильными державами, создавали с ними коалицию и таким образом наносили поражение и срывали планы континентального военного тирана, кем бы он ни был, во главе какой бы страны ни стоял. …Политика Англии совершенно не считается с тем, какая именно страна стремится к господству в Европе. Дело не в том, Испания ли это, французская монархия, французская империя, германская империя или гитлеровский режим. Ей безразлично, о каких правителях или странах идет речь...Поэтому нам не следует бояться, что нас могут обвинить в профранцузской или антигерманской позиции. Если бы обстоятельства изменились, мы в такой же мере могли бы занимать прогерманскую или антифранцузскую позицию». И этот же самый Черчилль жестко критикует политику умиротворения Гитлера правительством Чемберлена, ставшего премьером в 1937 года, Мюнхенский сговор, выступает за активное противодействие перевооружению Германии.

Черчилль и Эйзенхауэр

Черчилль и Эйзенхауэр (в центре), 1951 год

И дело здесь не только в естественности подобной позиции для оппозиционера, коим в то время был Черчилль. Будучи опытным и умным политиком, Черчилль вовремя понял: рост агрессивной мощи нацистской Германии опасен не только для ненавистного Лондону СССР, но и для самой Англии. И решил, что проще всего в сложившихся условиях стравливать СССР и Германию друг с другом. Тем более, что подобная война, по убеждению Черчилля, отвечала бы интересам Англии. Он значительно раньше Чемберлена пропагандировал идею использования Германии для борьбы против России. «Враждебность Черчилля к коммунизму,— пишет английский политический деятель и журналист Эмрис Хьюз,— граничила с заболеванием. И действительно, разве не сам Черчилль выступал за то, чтобы Германия была превращена в бастион против России, и разве не это делал германский фашизм?».

Поэтому, кстати, Сталин, зная об отношении Черчилля к СССР, так скептически относился к ряду его предупреждений о готовящемся нападении Гитлера на СССР, подозревая в них провокацию.

Вечером 22 июня 1941 года Черчилль выступил с пространной речью, напомнив, что всегда был врагом коммунизма, и никогда не откажется от своих высказываний и действий против него. Однако сейчас он, дескать, готов проявить солидарность с русским народом. Главным образом, потому, что «опасность для России — это опасность для нас и для Америки, и борьба каждого русского за свой дом и очаг — это борьба каждого свободного человека в любом уголке земного шара», отметил тогда уже премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

Бернард Лоу Монтгомери

Бернард Лоу Монтгомери - британский фельдмаршал

Красиво сказано. А вот далее последовали не очень красивые дела. Как известно, британский премьер начал обещать открыть второй фронт еще зимой 1941 года. И даже устроил авантюрную высадку канадской дивизии близ французского Дьеппа. Немцы без труда разгромили этот десант, стоивший канадцам нескольких тысяч убитых и пленных, а Черчилль с чувством исполненного долга принялся уговаривать Сталина продолжать войну против Гитлера в Европе в одиночку. А за спиной Сталина не стеснялся озвучивать свои истинные намерения в отношении СССР. Немцы еще атаковали защитников Сталинграда и лезли на Кавказ, когда Черчилль в своем меморандуме членам английского военного кабинета писал: «Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе, как прародительнице современных наций и цивилизации. Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств».

Это чувство ненависти к «русским варварам» Черчилль пронес и через Вторую Мировую войну, и через всю свою жизнь. К концу войны он уже вновь считал главным врагом чрезмерно, по его мнению, усилившийся Советский Союз, а не агонизирующую гитлеровскую Германию.

Более того, Черчилль пытался вместе с американцами заключить сепаратное — без участия СССР — перемирие с Германией. «Было бы катастрофой,— заявлял он,— если бы мы твердо соблюдали все свои соглашения (с СССР. – Прим.ред.)».

Реализация этого предложенного Черчиллем плана могла бы привести к войне между Англией, США и СССР. Черчилль прекрасно отдавал себе в этом отчет. Однако дал указание своим военным советникам подготовить план такой войны (с весьма характерным для плана названием - «Немыслимое»).

Английский фельдмаршал, председатель Объединенного англо-американского штаба Алан Фрэнсис Брук 24 мая 1945 года записал в своем дневнике: «Сегодня вечером я внимательно просмотрел доклад о возможности открытия военных действий против России в случае, если в ходе дальнейших переговоров с ней возникнут осложнения. Нам было поручено провести такое исследование».

Алан Фрэнсис Брук

Алан Фрэнсис Брук - британский фельдмаршал

Позже сам Черчилль признавался: «Еще до того, как кончилась война, и в то время, когда немцы сдавались сотнями тысяч, а наши улицы были заполнены ликующими толпами, я направил Бернарду Лоу Монтгомери (главнокомандующему сухопутными войсками союзников в Европе. – Прим. ред.)телеграмму, предписывая тщательно собирать и складывать германское оружие, чтобы его легко можно было снова раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось».

Четверть века спустя западногерманский публицист Себастьян Хаффцер писал на этот счет: «Надежда Гитлера на столкновение Запада с Востоком была не такой уж необоснованной: весной и ранним летом 1945 года действительно существовала опасность (или, если хотите, шанс), что война между победителями могла вспыхнуть сразу же. По крайней мере, один из ведущих деятелей коалиции — Черчилль был, по достоверным источникам, готов и даже стремился к этому».

Почему Гитлер не стал добивать Англию?

К весне 1941 года Германия победно прошлась по европейскому континенту, и казалось, что следующей целью Третьего рейха должна была стать Англия. Тем более, что еще 16 июля 1940 года Гитлер издает директиву о вторжении в Великобританию, а в сентябре того же года люфтваффе начинают массированные бомбардировки британских городов. Но затем, как отмечает в своей книге «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина» известный российский историк и публицист Николай Стариков, происходит практически невероятное: вместо того, чтобы добить Англию, фюрер резко меняет направление и 22 июня 1941-го начинает военную агрессию против СССР, тем самым, открывая, волей-неволей, второй фронт, чего он, по крайней мере, на словах, так не желал ранее, заявляя о «самоубийственной роскоши» ведения войны на два фронта. Понятно, что Гитлеру нужна была вся Европа целиком, а не частично, но почему прежде последовательные и методичные действия фюрера по захвату континента вдруг теряют свою внутреннюю логику? Ведь если бы Гитлер, действительно, желал уничтожить Британию, то наверняка бы уничтожил: силы и ресурсы для этого у фюрера были.

Стариков отсылает читателей к событиям 1938 года, напоминая, что 30 сентября, непосредственно после подписания Мюнхенского соглашения.

была подписана Декларация о ненападении и мирном решении спорных вопросов между Германией и Великобританией (6 декабря 1938 года аналогичное соглашение было заключено между Германией и Францией. «Германский фюрер и канцлер (Гитлер. – Прим.ред.) и английский премьер-министр (Чемберлен. – Прим.ред.) пришли к согласию о том, что вопрос англо-германских отношений имеет первостепенное значение для обеих стран и для Европы», – было сказано в этом соглашении, которое рассматривались главами двух стран как «символ решимости» обоих народов «никогда не воевать друг против друга».

Тот факт, что англосаксы, то есть, США и Великобритания, спонсировали Гитлера и его нацистскую партию, начиная с 20-х годов XXвека, секретом давно уже не является. А с учетом вековой привычки англичан таскать каштаны из огня чужими руками становится ясно: в нападении Германии на СССР была, в первую очередь, заинтересована Англия. Именно об этой «страховочке» и «забывают» обычно историки, придерживающиеся официальной версии, отмечает Николай Стариков. Гарантией агрессии Гитлера на Восток, коей желала Англия, должен был стать этот малоприметный на фоне Мюнхенского сговора англо-германский договор, а вовсе не само Мюнхенское соглашение, касающееся лишь Чехословакии.

Гитлер

Гитлер

Однако после подписания важнейших для судьбы Европы документов в отношениях Англии и Третьего рейха и произошел сбой. Гитлер, которого англосаксы «вскармливали», как цепного пса, которому предстоит вцепиться в глотку Советам, вдруг вышел из-под контроля и возомнил себя равным Англии. Этого в Лондоне понимать и принимать не могли и не хотели. По задумке англосаксонских политтехнологов того времени, дабы получить более удобный плацдарма для агрессии против СССР, Гитлеру необходимо было присоединить к Рейху и Чехию, и Словакию, а такжевторгнуться в Карпатскую Украину (она же – Подкарпатская Русь - одна из территорий, входивших в состав чехословацкого государства в 1919—1939 годах. — Прим. ред.).

Однако Гитлер уже принимал решения самостоятельно. В марте 1939 года он даровал независимость Словакии (в отличие от Чехии, остатки которой присоединил к Рейху под названием «Протекторат Богемии и Моравии»), а Карпатскую Украину отдал другому своему сателлиту – Венгрии. Партнерские отношения между Германией и Англией стремительно покатились под откос, и Гитлер превратился для Лондона из «респектабельного политика» в «наглого агрессора».

Впрочем, СССР и большевизм Гитлер ненавидел куда больше, чем западные «демократии». Поэтому до последнего момента не только надеялся, но и предпринимал различные шаги к нормализации отношений с Лондоном. Именно поэтому он и не стал добивать Англию.

Возникает вопрос: а как же бомбардировки британских городов? А как же воздушная битва за Англию? Разве это не является доказательством намерения Гитлера уничтожить Англию? Нет, не является, считает Николай Стариков. Вся эта «битва» была лишь маленьким эпизодом, одним невыразительным кадром на фоне чудовищной трагедии, которую гитлеровцы вскоре разыграют на Востоке. Директива Гитлера о вторжении в Великобританию напоминала подготовку к спектаклю, когда, разучивая тексты, артисты абсолютно уверены, что представление не состоится. Потому и роли свои они фактически не учат, прекрасно зная, что режиссер ставить спектакль на самом деле вовсе не собирается. Гитлер на самом деле не желал высадки германских войск на Британских островах, иначе зачем накануне он расформировал 50 дивизий и еще 25 перевел на штатное расписание мирного времени? Какой руководитель страны в разгар боевых действий сокращает свою армию? Только тот, который уверен в том, что война закончится путем переговоров.

Бомбардировка Лондона немецкой авиацией

Даже во время бомбардировок Лондона, Гитлер мечтал о союзе с англичанами.

Бомбардировка Лондона немецкой авиацией

Но как же все-таки быть с воздушной битвой за Англию? Правильное понимание стратегии Гитлера неотделимо от понимания его целей. Воевать с Англией он не хочет, однако и Англия мирный договор с Германией заключать отказывается, несмотря на соответствующее предложение Германии. Что в такой ситуации остается Гитлеру? Либо пойти на условия англичан (что для фактического хозяина ситуации глупо и неприемлемо), либо постараться склонить их к миру. Именно склонить, а не разбить или уничтожить. Любопытен еще один факт: первую бомбардировку, причем - гражданской цели противника в англо-германском противостоянии осуществила вовсе не германская, а британская авиация. Как только англичанам стало ясно, что надежды натравить Гитлера на СССР в удобное для англичан время не оправдываются – вместо этого Гитлер наступает на западном направлении, вторгаясь в Бельгию, Нидерланды и Люксембург, а затем – и во Францию, английские бомбы полетели на немецкий город Фрайбург. Это произошло в мае 1940 года. Погибло мирное население. И что? И ничего. Гитлер никак на это не отреагировал. Только после ДВУХ МЕСЯЦЕВ бомбежек английской авиацией территории Германии, в июле 1940 года германская авиация совершит свой ПЕРВЫЙ налет на британскую территорию. Это и станет началом «Битвы за Англию», которая, согласно официальной историографии, завершилась победой англичан, которые хоть и понесли большие потери, но заставили, дескать, немцев, чьи потери оказались еще серьезнее, отказаться от плана вторжения в Великобританию с моря и воздуха. На самом же деле, по мнению Николая Старикова, все это было спектаклем. В котором, правда, мирные граждане и непосвященные в закулисные интриги солдаты умирали по-настоящему. Но кто из сильных мира сего обращает внимание на такие «мелочи», когда речь идет о грандиозной операции, нацеленной на уничтожение общего врага – России? В июле 1940 года начнется разработка плана «Барбаросса», который будет утвержден в декабре того же года. А в мае 41-го состоится странный «полет Рудольфа Гесса в Англию», который, по мнению Старикова, стал последней попыткой Берлина и Лондона договориться о совместном ударе по СССР. Совместного удара не получилось (Англия, напоминаем, любит действовать чужими руками), зато у Гитлера появилась уверенность, что и мешать Англия ему не станет - войны на два фронта не будет. Иначе он попросту не нападал бы на СССР.

Между прочим, официальными союзниками в войне против Германии Великобритания и Советский Союз стали только 26 мая 1942 года, когда в Лондоне был подписан соответствующий договор. Целых одиннадцать месяцев, с момента вторжения Германии в СССР, между «союзниками» никакого, даже формального союза не было. Англия ждала, когда ситуация на советско-германском фронте прояснится. И когда появилось ощущение, что не только быстрой победы, но и вообще победы у Гитлера в СССР не будет, тут-то Англия и протянула ненавидимой ей стране «союзническую руку».

Ялмар Шахт: «Предъявите обвинение американцам»

То, что Соединенные Штаты не потеряются и не растеряются по ходу вспыхнувшей в Европе войны, было понятно еще до первых выстрелов. И действительно, не для того же американские бизнесмены и госструктуры на протяжении длительного времени скупали германскую экономику «оптом и в розницу», чтобы из-за каких-то там боевых действий поступиться прибылью...

Ялмар Шахт

Ялмар Шахт - президент Имперского банка Германии

В рамках нашего фронт-проекта мы рассказываем о том, как американские промышленные корпорации и банки, подсуетившись, получили активы многих ключевых предприятий Германии, ослабленной Первой мировой войной, экономическим кризисом 1920-х гг. и выплатой кабальных репараций, о том, какие колоссальные деньги США инвестировали в промышленность и финансовую систему гитлеровской Германии, в нацистскую партию НСДАП и лично Адольфа Гитлера.

Герман Геринг

Герман Геринг

Однако и после вступления США во Вторую мировую войну 11 декабря 1941 года американские корпорации продолжали активно выполнять заказы фирм вражеских стран и активно поддерживали деятельность своих филиалов в Германии, Италии и даже Японии, чьи самолеты 7 декабря 1941 года разбомбили Пёрл-Харбор – главную тихоокеанскую базу ВМС США. Однако для американских магнатов деньги были превыше всего, что они и доказали в годы Второй мировой войны, сотрудничая с формальными врагами Америки. Для этого всего лишь требовалось получить специальное разрешение на осуществление хозяйственной деятельности с компаниями, находящимися под контролем нацистов или их союзников.

Указ президента США Франклина Рузвельта от 13 декабря 1941 года допускал подобные сделки и ведение американцами совместного с вражескими компаниями бизнеса, если на то не было особого запрета американского министерства финансов. Американские корпорации весьма часто и без проблем получали подобное разрешение, поставляя формальным врагам столь необходимые тем сталь, двигатели, авиационное топливо, каучук, компоненты радиотехники. Выгода была взаимной: воюющая Германия получала необходимые ее промышленности сырье и товары, американские компании получали сверхприбыль от сделок с противником. Так, принадлежащая семейству Рокфеллеров американская монополия «Стандарт ойл», осуществлявшая добычу, транспортировку, переработку нефти и маркетинг нефтепродуктов, в годы войны регулярно снабжала гитлеровскую Германию топливом и синтетическим каучуком. Поставки шли также в Италию и в Австрию. При этом – самое интересное! – в самих США в военную годину существовали серьезные проблемы с поставками синтетического каучука для американской промышленности. В случае же с Германией проблем не было.

Франклин Рузвельт

Франклин Рузвельт

Не помешала война «Стандарт ойл» заключить через британских посредников контракт с германским химическим концерном «И.Г.Фарбенидустри» (который американцы и так контролировали, но надо же было для виду соблюсти «приличия» и сделать вид, что не имеешь к «врагу» отношения!) на производство авиационного бензина в Германии. Самолеты люфтваффе, которые бомбили СССР, Великобританию, убивали британских и американских солдат, заправлялись бензином, произведенным американской корпорацией. За время Второй мировой войны ни один танкер «Стандарт ойл» не был потоплен немецкими подводными лодками. Это и понятно: никто не рубит сук, на котором сидит.

Руководители «И.Г.Фарбенидустри» во время Нюрнбергского процесса -1946 год

Руководители «И.Г.Фарбенидустри» во время Нюрнбергского процесса -1946 год

Практически до окончания войны, имея специальное разрешение на торговлю с Германией, Италией, Японией, вела свой бизнес американская телекоммуникационная компания ITT. Не остановил производство во Франции после оккупации ее немцами автогигант «Форд», при этом особое покровительство деятельности «Форда» в Европе оказывал лично Герман Геринг, возглавлявший промышленный концерн «Рейхсверк Герман Геринг». О чем говорить, если даже далекая от военных дел компания «Кока-кола» наладила в Германии производство напитка «Фанта»!

Германии напиток «Фанта»

Война с Гитлером не помешала американцам выпускать в Германии напиток «Фанта»

Уже во время Нюрнбергского процесса бывший президент Имперского банка Ялмар Шахт в беседе с американским адвокатом заявил: «Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Вы обязаны будете предъявить обвинение американцам. Автозавод «Опель», например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «Дженерал моторс».

Как известно, Нюрнбергский трибунал признал Шахта невиновным...

Источник: "ОКО ПЛАНЕТЫ"

Просмотров: 1876 | Добавил: Rebel | Теги: геополитика, фашизм, глобальная политика, США, национализм | Рейтинг:0.0/0
Глобус статистики

Поиск

Социальные сети

Читать newsukrtimes в Твиттере


Друзья, теперь вы можете читать и комментировать мои записи и на Я.ру — news-ukraine!


Статистика


Copyright MyCorp © 2017